Анастас Панченко

15 декабря 2017

Анастас Панченко — чемпион России по аквабайку и один из ведущих российских триатлетов-любителей, в копилке которого не только Ironman, но и сложнейшие ультратриатлоны: Siberman и Epic5 Challenge

Первое, о чем хочется узнать: почему Анастас? Кто назвал вас таким редким именем и почему?

Имя действительно редкое. Назвали родители, и, наверное, это лучше, чем просто Станислав, по крайней мере, все его обсуждают.

Как и когда начался ваш спортивный путь?

Спорт был со мной с детства: полупрофессионально занимался бегом с барьерами, боксом, волейболом, потом увлекся мотокроссом. Правда, тяга была к аквабайку. Как только появилась возможность им заняться, я это сделал. Это произошло пять лет назад. Позволить себе его в юности не представляется возможным — он слишком дорогой. Дальше был уже путь к лидерству. В аквабайке важны не столько физические данные спортсмена, сколько сама техника плюс подготовленная команда. То есть ты должен приезжать на гонку не один, а с командой из пяти человек, которые привозят, подвозят, развозят и т. д. Постепенно мы шли к победе, и в этом году удалось выиграть чемпионат России. Сейчас в планах участие на чемпионате мира по аквабайку, который пройдет в декабре в Таиланде. Думаю, если техника не подведет, у нас есть все шансы выиграть. Одновременно пройдем тест на выносливость.

Где вы занимаетесь?

В Питере. Когда-то Потанин популяризировал этот вид спорта. Он и сам им увлекался, и детей приучил. Он же спонсировал многочисленные гонки в Санкт-Петербурге, за что ему большое спасибо. В то время я был любителем, а сейчас наша команда — самая технически оснащенная и цельная команда России, у которой есть своя тренировочная база, стоянка, сервис, механики и все остальное. Иначе говоря, наша команда — самая подготовленная, и ее знают во всем мире.

Насколько велики шансы на победу России на чемпионате мира по аквабайку?

Очень велики! Мы всегда в кольцевых, всегда в пятерке. Но тут очень многое зависит от техники.

По городу тоже гоняете на мотоцикле?

На спортбайках нет, хоть и профессионально в течение четырех лет занимался мотокроссом, то есть про гонки на мотоциклах знаю не понаслышке. Сейчас езжу для души и исключительно на Harley-Davidson.Если у вас уже есть одно серьезное спортивное увлечение, как так получилось, что вы переключились на триатлон?
В том-то и дело, что я на него не переключался. Учитывая наши климатические условия, сезон аквабайка быстро заканчивается, а значит, нет возможности подготовиться к чемпионату мира, который проходит в декабре. В этот переходный период нужно держать себя в форме. Простые силовые тренировки в зале надоели, хотелось чего-то большего. Так я перешел еще и в триатлон, и это дало результаты. У меня нет цели попасть на чемпионат мира по триатлону, потому что результат на время требует жесткого подхода: сушки организма. При минимальном весе я не смогу ездить на аквабайке, у меня не будет сил и выносливости. Поэтому триатлон идет параллельно, чтобы поддерживать аквабайк. Вернее, так было сначала, сейчас уже, наверное, они идут вровень. (Улыбается.) Мне стало интересно участвовать в стартах, а сначала было все исключительно for fun. Это, кстати, тренер World Class, который со мной занимался, подвел меня к триатлону. Он понимал, что мне скучно ограничиваться только силовыми тренировками, и предложил попробовать пройти «половинку». Тогда меня ничто не смутило, кроме велосипеда. Когда-то параллельно с мотокроссом я занимался скоростным спуском на велосипеде, и с ним у меня связано агрессивное катание. Я не понимал, что значит, когда нога пристегнута к педалям. Мне всегда было смешно видеть ребят в обтягивающих костюмах и с пристегнутыми к велосипедам ногами. Я сказал тренеру, что к такому точно не готов. Но он меня уговорил и предложил просто попробовать, взяв велосипед на месте. В итоге так и сделали и удачно прошли трассу. В итоге и я надел обтягивающий костюм и пристегнул ноги к педалям велосипеда. (Смеется.)

То есть системного и грамотного подхода к триатлону у вас не было?

Нет, вообще не было. Я же занимался, был в хорошей форме, сделать «половинку» было просто. Хотя я никогда не плавал, и с этим у меня были реальные проблемы, которые пришлось быстро решать. Сейчас к триатлону меня готовит отдельный тренер. Но начало положил тот, который занимался со мной силовыми тренировками. А еще знаете, что меня заставило начать бегать? Участие в Играх World Class им. Дмитрия Жирнова. Я думал, что легко пробегу три километра, требующихся для сдачи норм ГТО. В общем, я их не пробежал! И это было два года назад. Силовые упражнения я сделал лучше всех, а пробежать по нормативу не смог. В результате вместо золотого получил серебряный значок. Это меня, конечно, зацепило, и я начал активно бегать каждый день под руководством Дениса (Жукова, тренера World Class Крестовский. — Прим. ред.). И буквально за 2-3 месяца набегал на неплохие результаты, повторно сдал нормы ГТО, которые проводил World Class уже в Санкт-Петербурге, и выиграл!

Цели добились и тогда...

Тогда я решил пройти «половинку», которая оказалась одной из самых тяжелых в Ironman. Она проводится в Провансе, и ее выбирают, как правило, подготовленные триатлеты. Нас тогда это не смутило. Мы с Денисом приехали, взяли какие-то непонятные алюминиевые велосипеды в аренду и поехали. Это был первый раз, когда я сел на «обычный» велосипед с пристегнутыми к педалям ногами. Потом пошло-поехало. Я начал записываться на полный Ironman, потом к моим тренировкам подключился непосредственно Александр Соколов, который сейчас в петербургском World Class ведет направление «триатлон». Потом я с регулярностью раз в три месяца начал записываться на какие-нибудь старты и везде участвовать. Потом появился велосипед, второй, третий... А теперь у меня в клубе World Class Крестовский свой станок, который я купил, чтобы оттачивать навык. Я прихожу, ставлю свой велосипед и кручу — у меня под это отдельный угол. Спасибо управляющему, что разрешила проводить такие тренировки. Все обращают на это внимание, конечно, и многие начали интересоваться триатлоном.

Сколько бы я ни наблюдала за триатлетами, они все в какой-то момент становятся буквально фанатиками этого вида спорта. Почему? Вы можете ответить на этот вопрос? Ведь есть масса других, не менее интересных спортивных направлений с подобной нагрузкой...

Потому что это как минимум интересно — бороться в трех видах спорта. И по сравнению с аквабайком не настолько уж дорого. Если им увлекаться глобально, то есть участвовать в каких-то знаковых и ключевых стартах, как Epic5 или Siberman, то он действительно стоит колоссальных денег, но без этого никак. Чтобы успешно пройти гонку, нужно в нее вложиться и иметь хотя бы два велосипеда. На дурака, наверное, разок пройдешь, но так или иначе в какой-то момент столкнешься с технической проблемой: очень много у людей сходов, потому что перед стартом они не потратили, скажем, 40 $ на замену резины, что я, например, делаю перед каждой гонкой, вне зависимости от состояния моих колес.

Сами делаете или у вас и на это есть команда?

Нет, сам. Я хорошо разбираюсь в техническом состоянии велосипеда и знаю, что и как делать. Всегда держу свои байки в идеальном состоянии, потому что у меня было колоссальное количество сходов в аквабайке, когда по ошибке или недочету механика ты вынужден сойти с дистанции, и полуторамесячные перевозки техники в контейнере до точки назначения, собственная физподготовка, перелет — все это сходит на нет. Это психологически очень обидно и сильно сбивает: ты настраиваешься, но тебя настигает технический сход.

Может, триатлон ­— это своего рода компенсация? Тут вы полностью зависите от себя...

Не знаю... Тут я как минимум уверен, что, если подготовил велосипед, он 100% доедет.

Но дело же не только в велосипеде?

Сейчас, когда количество стартов у меня значительно увеличилось, встала проблема с перетренированностью. На плавании в Африке, например, возникли проблемы с ногами. Я очень хорошо шел, видел уже финиш, оставалось буквально 500 м, но у меня адски свело ноги. Организаторы уже хотели меня забирать, но я не дался. В результате потерял 20 мин. и поплыл дальше. Это все перетренированность. У меня очень насыщенный график и много стартов...

А зачем?

Не знаю. (Смеется.). Пока я не понимаю зачем. Просто идем к какой-то цели.

К какой? Есть глобальная цель?

Сейчас появилась. Первая ­— это сделать Siberman, который я только что прошел и занял пятое место в общем зачете. Более того, я вхожу в малочисленную группу людей в России, которые вообще прошли эту дистанцию. Таких всего 21 человек. Причем мне был важен даже не Siberman, а дистанция в 515 км, которую нужно пройти за три дня. Это классно! Этим, я считаю, можно гордиться, теперь все медали Ironman можно спокойно выбросить — по сравнению с Siberman они ничего не значат.

Намерены ли вы тогда участвовать в «простых» стартах?

Да, это как раз вторая цель — нужно принять участие в Epic5...

Это потому, что он не уступает Siberman, а «Айроны»?

Epic5 — это даже круче, чем Siberman. Здесь, помимо физики, нужно не сломаться психологически, потому что идет борьба не только с самим собой, но и с окружающей средой. На Siberman, на 200 км, начался адский ветер: ты крутишь велосипед, а датчик мощности показывает 240-250 Вт, каденс — 70 (знающие люди меня поймут), ты думаешь, что я здесь вообще делаю... Он просто не едет. На Гавайях такая ситуация тоже возможна: сильный ветер, палящая жара... Но я думаю, мы справимся, а что будет дальше — посмотрим. Возможно, как вариант, чтобы опять быть в числе первых ­(всегда хочется быть в числе первых), сделать еще какой-нибудь ультратриатлон, потому что в России нет дважды прошедших ультратриатлон спортсменов. Но это уже будет не Siberman — во второй раз на такую гонку идти неинтересно. Кстати, ребята, которые заняли первые места, просто лежали в аэропорту, настолько они выложились. Я же был в норме, потому что понимал, что через три-четыре недели будет очередной старт. У меня была задача быть в середине и при этом выкладываться не на 100%. Зато, если все сложится с Epic5, я буду первым, кто прошел ультратриатлон и Epic5 за один год.

У вас есть кто-то, с кого вы берете пример?

Нет, у меня нет примера, и мне это не нужно, честно говоря. Я общаюсь со многими триатлетами, но не скажу, что на них ориентируюсь. Скорее, на свои ощущения и желания. Если слышу об интересной мне гонке, принимаю участие — только так.

Давал ли вам кто-то когда-то ценный совет, которому вы следуете? И можете ли вы, в свою очередь, поделиться чем-то ценным с людьми, которые, прочитав ваше интервью, вдруг захотят заняться триатлоном?

Советов была масса. Ребята, которые увлечены триатлоном, особенно тренеры, дают много ценных советов. Но что я для себя отметил и чему стараюсь придерживаться — это больше отдыхать, спать и не переусердствовать с тренировками. Действительно, чем больше и активнее занимаешься, тем больше понимаешь, что можешь многое, а значит, начинаешь себя испытывать. Поэтому мой совет: не нужно очень много активностей! Самая большая проблема на старте: все начинают куда-то бежать, плыть, что-то делать, а надо спокойно и расслабленно ждать. Вы все равно за неделю ничего не набегаете. Лучше хорошо подготовиться за год до старта.

Как же остальная жизнь? Вы не боитесь, что чего-то упускаете?

Я пытаюсь совмещать, и у меня все есть: и досуг, и семья, и работа. Представляете, я даже работаю! (Смеется.) Меня понимают мои партнеры и дают возможность заниматься спортом. Правда, я сплю по три часа в сутки... и это большая проблема. Когда вхожу в пик, занимаюсь дважды в день: утром и вечером по два часа. Кроме воскресенья. Днем ­— работа. Ты приходишь домой, вроде надо провести время с семьей, но на работе за два часа тренировки возникли проблемы. Пока их решаешь, уже два часа ночи, а в восемь — опять в клуб.

Как вы восполняете энергетические затраты? Питанием?

В первую очередь сном. В воскресенье я могу спать 13-15 часов. Конечно, следовать правильному питанию нужно. Из спортпита принимаю изотоники — это необходимо после тренировки, потому что во время рабочего дня я не всегда успеваю вовремя и правильно пообедать, а значит, не могу восполнить организм необходимыми минералами. Никакого допинга и сложных спортивных веществ я не принимаю. В идеале лучше правильно питаться в течение дня и тренировку проводить на воде, а не на изотониках. Потому что организм к этому быстро привыкает, и на гонке, когда ты хочешь от изотоника максимума, он ничего не дает. На ультратриатлоне я «сидел» на гелях — мне ребята-саппортеры каждые 2,5 км давали гели, и после этого меня (впрочем, это было у всех) на плавательном этапе просто срубило ­— возникли проблемы с желудком. В результате мы перешли на гречку с курицей и чаем. Все мое питание в процессе дальнейшей гонки было построено только на нормальных и натуральных продуктах. От спортпита мне было уже дурно.

Ваши саппортеры — кто они? Насколько вам важна их поддержка?

Саппортеры — это мои друзья: Геннадий Селезнев и Александр Соколов (тренер World Class). Они требуются мне на длинных гонках, не на обычных Ironman. Они нужны, важны, без них никак. Если бы не они, я бы не добрался до финиша. В Siberman в последний день гонки в забеге на 84 км Саша со мной пробежал порядка 56 км, всячески поддерживал, кормил, поил, что-то рассказывал... Сам бы я не смог так отслеживать питание, например, — голова занята совершенно другим...

Кстати, о чем люди думают, когда бегут такие длинные дистанции? Вот вы о чем думали?

(Смеется.) На полном Ironman я успевал думать о работе и еще о чем-то, но когда начинаешь выкладываться и идти к цели, уже не думаешь ни о чем, кроме гонки: как правильно разложиться и пр. На Siberman мозг полностью отключился! Хотя до этого я тоже задумывался, что буду делать все эти 84 км, но нашлось чем заняться. (Смеется.) Где-то после 50 км начал путать, на какой руке часы. В этот момент организм настолько загоняется, что уже все равно. Спасибо Саше, что он меня вытянул.

Насколько вы готовитесь к каждому старту? Продумываете ли вы до мелочей план действий и каждый свой шаг или полагаетесь на волю случая и свое состояние?

Если говорить глобально, в этом году количество и список стартов я подготовил заранее. На Epic5 ушло свыше восьми месяцев согласований, потому что у меня не было ультрадистанции, а они берут только тех, кто финишировал такую дистанцию. Мы с ними вели долгие переговоры. Они стояли на своем и говорили, что в этом году пройти ультрадистанцию будет нереально. Я спросил, где ближайший ультратриатлон, они назвали Австралию, но там уже не было ни одного свободного слота, тогда я им позвонил и объяснил ситуацию. Их это нисколько не тронуло. Больше никакого другого ультратриатлона они предложить не могли, тогда я вспомнил про Siberman, отправил им сайт и спросил, подходит ли эта гонка. Они утвердили, но усомнились, что я осилю две сложнейшие гонки с разницей в три недели. Я сказал, что смогу! Epic5 в результате согласовал участие только после того, как увидел финишную медаль. Когда знаешь график, легко придерживаться плана.

Хорошо, а все остальное: питание, экипировка и прочее? К выбору экипировки вы серьезно относитесь? На ваш взгляд, от нее зависит результат?

Да, очень серьезно и важно. Она потом, после гонки, является показателем того, насколько долго у тебя будут заживать те или иные потертости. Хорошая экипировка, стартовый костюм, кроссовки — это залог здоровья. Ты просто финишируешь и можешь спокойно ехать на следующую гонку. А многие триатлеты потом долго мучаются от травм и прочих проблем. Сейчас я стараюсь выбирать только самое топовое и правильное.

После Epic5 что будет еще?

Я хочу пробежать еще один Ironman от Ironstar в Сочи, тоже через три недели. После этого поеду, наверное, еще в Таиланд на «половинку», но там такая тяжелая трасса, что будет интересно, и форму не потеряю. Пока буду двигаться по намеченному год назад плану и таким образом плавно подготовлюсь к чемпионату мира по аквабайку, после которого, я думаю, немного отдохну. Потом хочу поучаствовать в «половинке» в Дубае — я уже сейчас активно тренируюсь, чтобы подготовиться к нагрузке в жаре.

Может быть такое, что со следующего года вам надоест триатлон и вы поменяете его на что-то другое?

Посмотрим... Сейчас, наоборот, я все больше и лучше технически и физически оснащаюсь. Но посмотрим...

А отдых у вас бывает? Если да, то какой?

Если я лечу на отдых, то всегда только с велочемоданом. Семья летит рядом в шоке. Когда-то я тоже этого не понимал, но теперь без велосипеда мне скучно, и форму опять же терять нельзя. Даже если я лечу туда, где нет возможности кататься, всегда беру велотуфли, потому что везде есть зал, где я могу покрутить.

Светская жизнь — что она для вас значит? Читаете ли вы книги, смотрите ли кино, ходите ли в театр?

Времени ни на что вообще не хватает. Что я смотрю или читаю, так это новости на айфоне в течение дня, а еще ролики на YouTube, связанные со спортом, триатлоном, аквабайком.

А какие-то «простые» мужские забавы есть в вашей жизни?

Гонки меня не волнуют, я и так ими три раза в неделю занимаюсь на аквабайках, плюс, если я готовлюсь к какой-то гонке, у меня параллельно проходят тренировки на картингах, то есть гонок мне хватает, и без них уже никак. Даже когда я езжу в Дубае на тренировки по триатлону, картинг не пропускаю.

Спорт в вашей жизни — это...

...это 70% моего времени и столько же удовольствия. Пока столько же.

Рекомендуете всем?

Нет, всем рекомендую только фитнес, не спорт, потому что все эти Ironman убивают организм. Я все чаще задумываюсь над тем, что это уже не спорт, а болезнь. Бегать «половинки» не на пиковой нагрузке здорово, один раз поучаствовать в Ironman тоже можно, но постоянно на длинные дистанции, как я сейчас, не нужно совершенно.

Интервью: Нонна Мартиросян, Фотограф: Алексей Костромин

Комментарии

(0) Добавить комментарий