Александр Попов: «Главное бойцовское качество пловца — не бояться. Это касается и жизни»

15 ноября 2018

Легенда российского и мирового спорта, четырехкратный олимпийский чемпион, многократный рекордсмен мира и шестикратный чемпион мира в плавании Александр Попов редко дает интервью, предпочитая словам дело, но если говорит, то откровенно — о большом спорте, семье, карьере и преимуществах плавания для всех любителей активного образа жизни.

Интервью: Антон Желнов.

Александр, в прошлом вы — один из сильнейших пловцов планеты, но мало кто знает, чем занимаетесь сейчас? Я так понимаю, тренируете детей в Болгарии?

Тренировка детей — это хобби. Я полковник войск национальной гвардии. 

Как оказались в Росгвардии?

Каждый юноша, достигая восемнадцатилетнего возраста, у нас обязан что? Пройти действительную военную службу. Соответственно, если ты спортсмен, у тебя поддержка ЦСКА или «Динамо». В свое время, выступая за общество «Динамо», мы имели ту или иную принадлежность к внутренним войскам, которые были трансформированы в войска национальной гвардии. 

В Росгвардии вы в каком качестве работаете?

Главный тренер.

Вы ревностно относитесь к тому, что, например, популярный сейчас триатлон вытеснил плавание? Нет ли конкуренции между профессиональными пловцами и триатлетами?

Это совершенно разные вещи. И потом, у профессиональных спортсменов нет никакой ни ревности, ни зависти друг к другу, потому что мы четко выполняем свою работу. Кто-то в триатлоне, кто-то в плавании, кто-то в гимнастике, в штанге и так далее. Мы прежде всего нацелены на то, чтобы звучал гимн Российской Федерации и поднимался флаг — вот наша цель и задача. То, о чем говорите вы, это любительский уровень. Чем, например, популярна ночная хоккейная лига? А ведь она очень популярна. Ну, ходят люди, занимаются. Это же замечательно! Лучше, чем сидеть в пабе и пить пиво по субботам или пятницам. Намного лучше, полезнее, приятнее.

Кого из пловцов вы могли бы сейчас выделить? И вообще, насколько плаванию как виду спорта, уделяется внимание и со стороны государства, и со стороны частных компаний? Насколько вообще этот вид спорта сейчас на плаву?

Плавание всегда было, есть и будет. Это один из тех видов спорта, который был еще в Древней Греции. У Всероссийской федерации плавания достаточно и спонсоров, и людей, которые занимаются благотворительностью. Из пловцов я бы назвал известных спинистов Климента Колесникова и Евгения Рылова и брассиста Антона Чупкова. Это ребята, на которых нам действительно надо смотреть, за кем наблюдать.

На ваш взгляд, когда восстановится репутационно наше положение во всех международных организациях? У вас есть понимание, прогноз?

Прогнозы — вещь очень абстрактная. Как нет предела совершенству, так нет предела и деградации.

Это правда. Если говорить про нынешнее положение спортсменов-пловцов и ваше в девяностые, условия для тренировок как-то поменялись? Что-то изменилось с точки зрения инфраструктуры по сравнению с тем опытом, который был у вас в девяностых?

Я, начиная с девяносто третьего года, тренировался не в нашей стране, а в Австралии.

Тем не менее. Сейчас поднялся уровень и можно ли молодому спортсмену заниматься только в России?

Безусловно, тренироваться лучше дома — нет психологической нагрузки. Это не отменяет тренировочных сборов в среднегорье или на побережье, важных составляющих тренировочного процесса. У нас же восемь месяцев в году проходила централизованная подготовка. Мы сидели на сборах на озере Круглое, в Самаре и в Армении (до развала СССР) — трех основных точках, где мы проводилась подготовка. 

Александр, что вам личностно и профессионально дал австралийский опыт?

Там другой социум, и лично на меня ничего не давило: не надо никуда бежать, ни с кем встречаться, решать квартирный вопрос. Нет, там этого нет. Если ты успешен, значит у тебя все есть. У тебя есть возможность приобрести себе дом, квартиру и все, что хочешь. Главное — результат. Вот на результат я и работал.

Почему вы тогда приняли решение вернуться?

Я русский. У меня здесь родители, друзья. Австралия — прекрасная страна, но там все чужие. Были, есть и будут. А здесь мы дома, здесь наша земля. Берем, копаемся, сажаем, облагораживаем, делаем лучше.

А есть разница между методами тренировок там и здесь? Чем отличаются подходы к воспитанию спортсменов?

Давно не слежу за этим процессом, но, судя по тому, что сейчас происходит, понимаю, что плавательное общество Соединенных Штатов, Австралии, Англии провело множество научных экспериментов и пришло к интересным выводам, успешно реализуя результаты в тренировочном и соревновательном процессе. Это касается реабилитации, восстановления, физиологических процессов. Плюс у них несколько иначе развита плавательная инфраструктура и по-другому подходят к популяризации плавания как вида спорта.

А как? Вот именно к популяризации?

Все банально просто. Показывают на телевидении победителей Олимпийских игр прошлых лет и действующих спортсменов, которые делятся со зрителями своими историями, подходами, целями. У нас такое есть? Нет.

Причем это не зависит от федераций по тому или иному виду спорта, это зависит от многих факторов. Телевидения, в том числе. Народу очень интересно, можно это очень красиво сделать. Кому это хочется? У нас лучше ток-шоу покажут да какую-нибудь дребедень, чтобы сорвать быструю копейку.

У нас какие сильные черты? 

Не питайте себя иллюзиями, их уже не осталось. После развала Союза надо все заново или нарабатывать, или покупать.

Есть же виды спорта, которым уделяется внимание и где возникают и тренеры, и чемпионы. А почему плавание оказалось в стороне?

Все виды спорта у нас оказались никому не нужными и выживали исключительно на энтузиастах. На энтузиазме спортсменов и тренеров. Это было не жестко, жестоко, очень сложно. Те, у кого была возможность остаться в спорте и продолжить свою спортивную жизнь, остались, но путем каких затрат, каких вложений, инвестиций — только им известно. Вы думаете, я в Австралии шиковал? Сам из своего кармана оплачивал всю подготовку, проживание.

Тогда что, что нужно сделать? Создавать инфраструктуру, пиарить этот вид спорта и снова выращивать молодых спортсменов, которые станут чемпионами?

Смысл пиарить, если некуда идти? Или зачем развивать, если это не популярно? Это как известная история про курицу и яйцо. В первую очередь нужно сделать грамотный анализ ситуации на спортивном рынке. А потом нести ответственность за свои выводы, чтобы шаг за шагом реализоваться. Надо просто взяться и делать, а не рассуждать.

Абсолютно. Вы публичный человек, звезда, у вас есть контакты со многими чиновниками — вас очевидно заботит нынешнее положение дел, вы пытаетесь об этом говорить, рассказывать, чтобы именно политики, которые принимают решения в Минспорте, понимали эту проблему?

Зачем говорить? Проще делать. Любой результат любит что? Тишину. Поэтому надо все тихо, спокойно делать, двигаться шаг за шагом.

Вы как-то участвуете в спорте как в политике или нет?

Я являюсь членом президентского совета, олимпийского комитета, федерации.

Насколько плавание действительно полезно для здоровья по сравнению с другими видами спорта?

Один из первых аспектов, которые прописывают врачи при реабилитации, — посещение бассейна, чтобы снять нагрузку с опорно-двигательного аппарата, привести мышечный корсет, назовем, в более крепкое состояние, чтобы не костями тащить, а мышцы держали. Если вы умеете плавать, утром это позволит вам зарядиться, а вечером поможет снять стресс, смыть с себя все нацепленное за день. Вода все смывает, забирает на себя.

Сколько времени требуется тренеру для работы со спортсменом, чтобы вырастить его (не как профессионального пловца)?

Хорошему — пять занятий. Если хотите выходить на какой-то результат, то считайте километраж, какой вам надо покрыть. В профессиональном спорте во время тренировочного процесса нам надо проплыть порядка ста шестидесяти — двухсот двадцати километров. Мы-то за сотые доли секунд боремся.. На начальном этапе человеку важно усвоить правильную технику  и движения.

В плавании какой ресурс организма больше всего задействован: спина, руки? Что необходимо хорошему пловцу?

Голова. Спорт, если мы говорим о спорте, — это в первую очередь голова. Надо всегда думать о том, что делаешь. Каждую движение, каждый гребок — надо вдумываться, чувствовать. С пустой головой — пустая трата времени.

У вас была профессиональная планка, которую вы хотели взять? И был ли кто-то для вас примером? Спортсмен или, может, тренер? Расскажите об этом.

У меня никогда не было никого, кому бы я подражал. Я считаю, что лучше идти своим путем. Мы держали мысленно в голове, например, Марка Спитца, который у нас тогда плавал: семь олимпийских золотых медалей на одной Олимпиаде, семь рекордов мира. Потом был Роуди Гейнс, позже Мэтт Бионди. Поэтому на этих людей всегда ориентировались, так сказать, вдохновлялись, очень уважали и все. Просто двигались дальше, шаг за шагом, тихо-тихо шли своим путем. Тяжелым, изнурительным иногда, но тем своим.

Ваш тренер, какие у вас были с ним отношения? В плавании важен этот психологический контакт с тренером?

Назовем этот тандем так: тренер-спортсмен и тренер-ученик, которые двигаются в одном направлении, к одной цели. Сначала один другого поддерживает, подталкивает, подсказывает, но с учетом продвижения к цели и набором опыта спортсменом, вклад тренера снижается, а вклад спортсмена в успех растет. Любой выигрыш на соревнованиях способствует росту не только спортсмена, но и его тренера. Он растет психологически, методически. Это люди становятся совершенно другого уровня и понимания. Поэтому здесь такой взаимовыгодный обоюдный процесс.

Какая философия у плавания?

С водой надо дружить, с ней надо плавно, как с женщиной, обращаться. Недаром она женского рода. Ее не надо рвать, ее не надо обижать, тогда она позволит плыть быстро.

Когда вы впервые поставили себе профессиональную планку и что это была за планка?

Никогда не ставил определенных целей, кроме того, чтобы что-то улучшить. Шаг за шагом, от соревнования к соревнованию. Те, кто в семилетнем возрасте говорят, что хотят выиграть Олимпийские игры — молодцы, конечно, но это не более, чем слова. Я всегда предпочитал слову дело. Если есть желание выполнить какой-то юношеский разряд — надо выполнять. Это не один десяток, а, возможно, сотня километров, чтобы прийти к идеальному движению в воде. Когда вы смотрите балет, наслаждаетесь движением, красотой, вы задумываетесь, сколько за этим всего стоит?

Сколько вы тренировались?

Дней в неделю или километров? Двадцать километров в день — это если максимально. По году я в среднем проплывал две тысячи километров. Откинем один день выходной, отпуск, переезды… Получается в среднем две тысячи километров в год.

Две тысячи километров в год. А человек, который приходит в фитнес-клуб — ему обязательно заниматься с тренером? В тренажерном зале понятно, он нужен.

То же самое. В плавании семьдесят пять процентов успеха — это техника. И всего лишь двадцать пять — усилия и все остальное. Но техника — это тоже талант своеобразный. Поэтому один плавает с одной техникой, а у другого она другая, у кого она более эффективная — выявляют только соревнования.

Плавание — травматичный вид спорта?

Если просто купаться, наверное, не травматичный. Если переходить на более высокий уровень результатов, то и уровень общей физической подготовки должен этому соответствовать. Потому что у нас, у пловцов, очень часто плечи летят, локти. Там же много мелких мышц, а у нас очень много нестандартных движений. Если эти мелкие мышцы не в хорошем физическом тонусе, они летят. Потом из-за этого страдает техника, и результаты не растут. К себе надо относиться очень бережно, трепетно и щепетильно.

Александр, если про ОФП говорить, для этого вида спорта какие нагрузки помимо собственно тренировок должны быть? Тренажерный зал, бег, что еще? То есть чем вы еще занимались, чтобы поддерживать себя?

Все, что вы перечислили, и еще чуть побольше — гимнастика, йога, кроссфит. Все подходит. Там, где вовлечен свой собственный вес, все приветствуется. Сейчас это вообще на другой уровень перешло, стало интереснее и разнообразнее. Когда я тренировался, такого не было.

Вы имеете в виду разнообразие с точки зрения фитнеса, ОФП или чего?

Разнообразие выполняемых движений, вспомогательных средств, которыми можно пользоваться. У нас только-только начали появляться большие надувные мячи, когда я уже заканчивал карьеру, а сейчас зайдите в зал... Там они вообще в самом дальнем углу лежат, ими никто не пользуется. Сегодня появились совсем другие вещи, которые, может быть, более интересные и эффективные. Все стало иначе, более высокоразвито, это уже другая культура.

А из водных видов спорта что бы вы посоветовали, чем заниматься человеку, который любит плавать?

Плавать. В плавании все от тебя зависит: пошел, гребешь, и все. Аквабайк — другое, водное поло — игровое. Там силовых аспектов намного больше, это такая, так скажем, борьба в воде. У нас же — нет, у нас ты один на один с водной стихией. Укротишь ее или нет — зависит от тебя.

То, что это очень индивидуальный вид спорта, вам всегда нравилось?

Ну, во-первых, всегда есть команда. У нас есть эстафеты, в которых мы принимаем участие, у нас есть командные зачеты. И потом мы все одна команда, команда сборной России.

Какой потолок для пловца возрастной?

Это индивидуальное решение. Я закончил в тридцать два, сейчас есть ребята, который в 34-35 плавают.

В связи с чем было принято решение закончить карьеру в тридцать два?

Устал. Организм сказал «хватит». Я уже не справлялся с нагрузками, не мог выполнять тот уровень нагрузок, который был необходим.

Это болезненно для спортсмена, вот это ощущение усталости и израсходования ресурса, или нет? Как вы психологически это переживали?

Болезненно…Для меня это было просто, знаете… как будто прочитал книгу, закрыл последнюю страницу и все.

Нет, ну все-таки, вы посвятили этому огромное время, любовь, жизнь…

Ничего страшного, есть жизнь после спорта, поэтому я ориентировался на это, смотрел туда.

Вы сильный?

Я не знаю.

А как вы сохранили себя в такой форме отличной?

У меня есть очень хороший доктор. Он мне прописал таблетки «ЖНМ». Не знаете такие? «Жрать надо меньше».

Помимо этого, все равно же форму надо как-то держать. Как вы ее держите, чем сейчас занимаетесь?

Перемещаюсь быстро, чтобы где-нибудь не засосало. И потом мне, может быть, много-то и не надо для того чтобы себя поддерживать в хорошем физическом состоянии. На даче поработал немножко, там, сям. Я кайфую от другого.

Если говорить о спорте, все равно какой-то вы оставили для себя вид спорта? Ну, тот же фитнес.

Плавание. Раз в полгода погружаюсь в водную стихию.

Почему так редко, раз в полгода?

Для вас это странно? Я двадцать лет проплавал и проплыл порядка сорока тысяч километров. Как вы думаете, какие мои могут быть симптомы и реакции на бассейн и хлористую воду?

А море?

Море — это другая тема. Море — с удовольствием, но это не плавание, это купание.

Про семью, если можете, расскажите. Потому что я знаю, что один из ваших сыновей — профессиональный спортсмен.

У нас все умеют плавать. Старший сын — мастер спорта, сейчас учится в институте. Средний сын только закончил школу, тоже плавает, кандидат в мастера спорта. С первого сентября также будет являться студентом Московского ВУЗа. Дочка, семь лет, умеет плавать, но предпочитает другой вид спорта — верховую езду. Ей очень нравится.

Когда вы смотрите, как плавают сыновья, вы им подсказываете что-то или они независимо от вас?

Спрашивают, но ими мама занимается. Мама у нас мастер спорта международного класса по плаванию, участница Олимпийских игр. То есть она не новичок. Она их обоих и довела до этого уровня, поэтому мама тоже знает.

Главное бойцовское качество пловца — какое оно?

Оно не только для плавания, оно для всех: не бздеть. Не бояться, все. Это касается и жизни.

Насколько плавание коммерчески вам кажется сейчас прибыльным для спортсменов? Как у футболистов, например. Можно ли его рассматривать и как бизнес спортсмену, который в него приходит? Как вы считаете?

У соседа всегда трава зеленее. И потом, понимаете, все же зависит от того, что для спортсмена первично: цель или деньги. Если вас интересуют деньги, то вам не сюда.

А куда тогда? В тот же футбол или куда?

В бизнес. Может быть, в теннис, может быть, в футбол, я не знаю. Я не занимался этими видами спорта. Для меня всегда первична была цель и задачи. Перво-наперво — победа. Все остальное — это уже благодарность за то, что вы делаете.

Какая страна лидер сейчас по, по этому виду спорта?

В плавании? Соединенные Штаты. Там другая культура плавания, и отношение к нему другое, более профессиональное. Они умеют делать работу над ошибками, умеют признавать их, если допускают. Они могут сделать правильные выводы и двигаться вперед все вместе. Не по одиночке, а вместе.

В Австралии, когда вы там жили, такое же было отношение?

Нет, там сначала было как у нас, местечковое ко всему отношение. Каждый сам себе режиссер. Потом их объединили, они стали все двигаться в одном направлении, вместе. И тогда появился результат. Он, в общем-то, до сих пор есть.

С какого возраста нужно начинать заниматься?

С семи лет. Есть определенные физиологические процессы в организме, которые нам не обойти и раньше завершения которых заниматься плаванием абсолютно не имеет смысла у ребенка, иначе вы просто заложите совершенно неправильные движения, которые потом очень сложно переучивать. Надо уметь ждать.

Главное для вас достижение: жизненное, профессиональное, личностное? Вот если все-таки попытаться вспомнить, что это? Это медаль, это семья, это…

Семья. Не только моя личная семья, но и родители. Все мои друзья — тоже, я считаю, часть семьи, потому что это те люди, к которым можно обратиться за помощью или советом.

Чем вы гордитесь?

Я горжусь своими родителями.

А если говорить о профессиональной стороне дела? Каким результатом или победой?

Сотрудничество, наверное, с теми тренерами, с которыми я работал: с первым тренером — Витман Галиной Владимировной, потом с Козловым Александром Алексеевичем, но его уже, к сожалению, среди нас нет, с Анатолием Ивановичем Жучковым и Турецким Геннадием Геннадьевичем.

Комментарии

(0) Добавить комментарий

Есть вопрос?
Задайте его нам!

Для обратной связи укажите ваш E-mail, он будет доступен только администратору. Так вы сможете оперативно узнать, когда ответ на ваш вопрос будет опубликован