Юлия Чермошанская: «Такой исход – не самое страшное, что может случиться в жизни»

07 августа 2018

Текст: Алина Панова. Фото: Иван Кайдаш. 

Юлия Чермошанская, российская легкоатлетка, призер многочисленных международных соревнований, о тяжелом решении уйти из профессионального спорта, о работе в World Class и том, что все в жизни всегда случается к лучшему. 

Про медаль 

Все началось перед Олимпиадой в Рио в 2016 гору. Во время весенних сборов в Сочи мне сказали, что моя проба, взятая после Олимпиады в Пекине в 2008 году, оказалась положительной (Юлия завоевала золотую медаль по легкой атлетике в эстафете 4х100. – Прим. ред). В это невозможно было поверить, ведь еще до Олимпийских игр всех атлетов три-четыре раза проверяли на наличие запрещенных веществ. И если бы хоть что-то нашли, то даже в сборную бы не включили, не говоря уже о допуске к международным соревнованиям. Поэтому нам ничего не оставалось, как вернуться в Москву.

В тот момент я не знала, что делать. Эмоции зашкаливали, я хотела выступать и готовилась к Олимпиаде в августе, которая должна была стать завершающим этапом в моей профессиональной карьере. А тут такое известие…

Мне прислали официальное письмо, где было написано: «Ваши пробы предположительно положительные, в них обнаружены метаболиты». А далее – сплошные химические формулы. Мы с адвокатом начали разбираться с этими соединениями, обратились к химикам за разъяснениями. Выяснилось, что метаболиты – это продукты распада химического вещества, то есть даже не само вещество. Не было и указаний на конкретные запрещенные препараты. Затем мы узнали, что пробы без моего ведома вскрывались несколько раз: их перепроверяли в Пекине, потом на Чемпионате России, через год – в лаборатории в Лозанне. Обе проверки тогда не дали положительных результатов. 

В итоге за два месяца до истечения срока годности проб (раньше они хранились 8 лет) в них «обнаружили» какие-то метаболиты и поставили меня перед фактом: если соглашусь с предъявленными обвинениями, то получу двухлетнюю дисквалификацию и смогу выступать с июня 2018 года. Адвокат мне сразу сказал, чтобы я не тратила деньги и нервы, потому что ничего не докажу, случай безнадежный. Никому из известных судившихся спортсменов еще не удалось выиграть дело. К тому же российских легкоатлетов дисквалифицировали сразу целыми группами, в несколько этапов, а к Олимпиаде в Рио нашу сборную не допустили в полном составе. Стало понятно, что из-за этих допинговых скандалов нам уже не дадут выступать. И до сих пор не дают, кстати! Поэтому мне ничего не оставалось, как подписать все бумаги, хоть я и указала, что не согласна с предъявленными обвинениями. Мой результат в Пекине аннулировали и запретили участвовать в соревнованиях до июня 2018 года. 

Конечно, мне было тяжело это принять. Но, все взвесив, я решила, что такой исход – не самое страшное, что может случиться в жизни. Еще меня беспокоила старая травма, поэтому пришло время уходить из профессионального спорта. Хотелось, конечно, съездить на третью Олимпиаду, но не сложилось. 

После большого спорта 

Несколько месяцев я провела дома, расстроенная, что ничего не изменить. Пыталась понять, что делать дальше. Через полгода уже не могла сидеть, сложа руки, и позвонила своему хорошему другу Павлу Иванову (элит-тренер World Class Павлово. – Прим. ред.), со словами: «Помоги, мне нужно чем-то заниматься!». Он предложил мне попробовать свои силы в тренерской работе, и так меня пригласили в World Class.  

Мне предстояло пройти необходимые обучающие курсы. Я начала учиться, параллельно ездила в Павлово и смотрела, как работают ребята. Переквалифицировалась из легкоатлета в тренера тренажерного зала. 

Однако поначалу у клуба были сомнения относительно моей кандидатуры. Меня предупредили, что из хороших спортсменов не всегда получаются такие же хорошие наставники. Но я верила, что все получится, ведь у меня за плечами был опыт. И когда в ноябре 2017 года освободилось место, мне предложили остаться в клубе Павлово.  

Сейчас понимаю, что мне невероятно повезло, что я попала в такую классную компанию! В клубе очень душевная и семейная атмосфера, дружный коллектив. Нет никаких постоянных интриг, которые присущи миру большого спорта. К тому же меня замечательно приняли и всячески поддерживали. Наши клиенты также неординарные люди с разными характерами и увлечениями, мне с ними очень интересно. В общем, это не работа, а удовольствие. 

Кстати, еще на подготовительных курсах в World Class я узнала много нового о фитнесе и процессе тренировок. Ох, если бы я получила эти знания раньше! Возможно, избежала бы многих травм, полученных в легкой атлетике.  

В профессиональном спорте основное внимание уделяется большим объемам. Хочешь добиться результата – бери максимальный вес, приседай со штангой в 100 кг. Особенно в легкой атлетике, где упор делается на тренировки низа тела, ног. Я даже понятия не имела, сколько упражнений, к примеру, существует для развития мышц спины. Поэтому когда первый раз пришла в фитнес-клуб, некоторые тренажеры вызвали у меня недоумение: что это такое, что с ними делать? (Смеется.) У нас, легкоатлетов, не было таких. Мы делали обычную базу, загружали ноги: выпады, приседания, жимы и немного руки прорабатывали. При таких нагрузках очень страдали стопы и колени. 

В фитнесе, наоборот, большое внимание уделяется правильной технике, биомеханике, гармоничному развитию мышц всего тела. Думаю, что  

могла бы добиться бОльших результатов в профессиональном спорте, если бы знала эти нюансы. Сейчас время от времени делюсь с мужем различными полезными «фишками», которые повышают эффективность тренинга. 

И хотя в нашем клубе никто не готовится к соревнованиям, клиентам также рассказываю о необходимости соблюдать правильную технику выполнения упражнений и, безусловно, не заставляю тяжело тренироваться. Внимательно и аккуратно подбираю нагрузку. У любителей свои задачи, но, по сути, они занимаются, чтобы поддерживать себя в форме, то есть для здоровья. Так что о спортивных рекордах речи нет. 

О клиентах World Class 

Мои подопечные – совершенно разные люди. Некоторые хотят заниматься только функциональными тренировками и не любят «качаться». Другие, напротив, обожают зависать в тренажерном зале. Третьи предпочитают бег и прыжки. Девушки иногда просят работать без веса, их пугают штанги и гантели. Приходится объяснять, что без утяжеления ничего не вырастет, и даже обманом вовлекать в тренинг. (Смеется) 

Заметила, что нашим спортсменам (клуба Павлово) тяжело бороться с искушениями в еде и соблюдать режим питания, особенно в отпуске. Многие регулярно ходят на занятия, и если удается их подбадривать и мотивировать на результат, на отдыхе они все равно срываются. Ну любит человек котлеты и жареную картошку. И вообще один раз живем. Тут ничего не поделать. 

Но все же мотивация к тренировкам всегда исходит от самых клиентов. У меня есть одна девушка, которая обязательно три раза в неделю приходит к 7 утра в зал, чтобы заниматься. Она настоящий трудоголик, с ней приятно работать. За последнее время ее тело заметно изменилось, она стала очень круто выглядеть. Это не может не радовать. 

Еще один мой клиент профессионально занимается йогой, и никакой силовой тренинг ему не нужен. Однако мы пришли с ним к тому, что он начал прыгать через барьер и запрыгивать на тумбу – и ему очень нравится! За год он значительно продвинулся, прыгает все выше и выше и радуется, как ребенок. У него есть азарт, это чувствуется. 

Планы на будущее 

Сама уже почти не тренируюсь, лишь изредка плаваю в бассейне. Бывало, тренировалась целыми дня. Особенно здорово было летом, когда мы собирались с ребятами из клуба и проводили функциональную тренировку на улице.  А сейчас, когда жду близнецов, позволила себе отдохнуть.  Вообще не тянет заниматься. Может быть, после 20 лет в спорте мне просто хочется взять перерыв. К счастью, у меня сохранился мышечный объем, и я по-прежнему выгляжу, как тренер. Ведь хочется мотивировать своих спортсменов: они видят красивого тренера и понимают, что он и с ними может сделать такое. Но планирую быстро вернуться в строй. 

В профессиональный спорт возвращаться не собираюсь, это уже в прошлом. Мне бы даже не хотелось, чтобы старшая дочь, ей сейчас 5 лет, шла по моим стопам. Во всяком случае, я точно не буду настаивать, только если сама захочет. Помню, в детстве маму (Галина Мальчугина, легкоатлетка, призёр Олимпийских игр и Заслуженный тренер России. – Прим. ред.) часто упрекали, что она «тащит» меня на сборы и соревнования. На самом деле, она не заставляла, я с удовольствием с ней ездила. Никогда не говорила: «Мама, мне это не нравится». Наоборот, я много путешествовала, тренировалась, а школу потом нагоняла.  

Да и все тренировки были не просто так: мы понимали, что готовимся к соревнованиям, Олимпиаде. Когда выигрываешь, ощущение победы ни с чем не сравнить! Все нагрузки и ограничения стираются из памяти, хотя и не могу сказать, что у меня были какие-то особые лишения в детстве. Поэтому хочу, чтобы и у дочери их не было. 

Порой, смотрю соревнования, и становится грустно оттого, что сейчас происходит с нашей сборной. Может быть, когда-нибудь начну тренировать легкоатлетов. Но пока долгосрочные планы на будущее не строю. И главное – уже ни о чем не жалею, все к лучшему! 

Комментарии

(0) Добавить комментарий