worldclass
16+
Текст: Антон Антонов

Текст: Антон Антонов

Специалист по функциональным изменениям в органах и тканях и клинический психолог Антон Антонов (@antonovpsy) — о том, как стресс превращается в пищевые расстройства.

С медицинской точки зрения, анорексия — это диагноз, при котором у человека отсутствует чувство голода, есть серьезные нарушения в метаболизме, снижается вес, что ведет не только к худобе, но и к летальному исходу в некоторых случаях.

А булимия — это нездоровое желание контролировать массу тела. Люди с подобным диагнозом нередко переедают или, наоборот, намеренно вызывают рвоту, пьют слабительные, чтобы избавиться от лишних калорий, или голодают на жестких диетах.

Конечно, это признак психического расстройства. Существует даже Тест отношения к приему пищи (англ. ЕАТ, расшифровывается как Eating Attitudes Test), разработанный психиатрами в Торонто, чтобы выявить нервную анорексию и булимию у пациентов.

Но если мы говорим о психосоматике, то здесь важно смотреть не столько на диагноз, сколько на индивидуальную реакцию человека на события, которые происходят в его жизни. Потому что любое заболевание — это бессознательная попытка нашего организма защититься от каких-то внешних факторов. Что я имею в виду?

Например, у клиента есть симптом — анорексия. Я его буквально спрошу: «Зачем она тебе?». Если он хотя бы немного знаком с психотерапией, то постарается найти внутреннюю причину, которая завела его в этот диагноз. Если нет, то я сам «включу» в нем некомфортное ощущение, которое заставит его обратить внимание на свои чувства. У человека включится страх, что для его организма некомфортное состояние. Но в голове сразу возникнут нужные воспоминания, наиболее важные для понимания проблемы, даже если на первый взгляд они кажутся незначительными или не имеют отношения к болезни.

Эта техника позволяет нам найти ту точку, где все началось — когда на уровне психики была принята стратегия защищаться с помощью такого симптома.

Здесь нет такого анамнеза, как мы привыкли видеть в любой области медицинской науки. Специалисты по психосоматике определяют предпосылки — в каком возрасте организм человека «решил» защищаться или когда было «схвачено» внушение от кого-то и организм взял эту стратегию как реакцию на опасность. Далее работа строится вокруг этого.

Как начинаются и развиваются эти болезни?

У нашего организма есть реакция на стресс: бей или беги. Бей = атакуй, беги = уходи от опасности. И последняя делится еще на два типа: беги или притворись мертвым. Так вот анорексия — это одна из этих реакций, заложенных в нас эволюционно, только не «притвориться мертвым», а «уменьшиться», чтобы быть в безопасности. Имеется в виду, что есть опасный внешний раздражитель, и чтобы его избежать, человеку нужно уменьшиться, исчезнуть. Но у разных людей этот внешний раздражитель свой — это может быть страх, внушение, сравнение себя с кем-то или какой-либо другой сильный стрессогенный фактор (чаще всего в детстве, до 14 лет). Или у ребенка могут быть неврозы с раннего детства, а потому он более подвержен разного рода стрессам. Психика начинает защищаться от раздражителя, запуская болезнь.

Булимия — это опасность, которая надвигается на человека спереди и сзади. Она бывает как прямая, так и метафорическая. Например, ребенок боится идти в школу, но и дома ему оставаться опасно. Или он не знает, чем хочет заниматься в будущем, но и в прошлое возвращаться боится.

В этом суть и анорексии, и булимии, и любого другого заболевания: стресс может быть как прямой — угроза выживанию — так и метафорический. Примечательно и то, что во время стресса ничего не болит, ощущений нет, потому что организм мобилизует силы и спасается от опасности. Как только угроза миновала, начинается фаза восстановления — вот здесь и начинают проявляться симптомы.

Часто за этим всем стоит страх смерти, а ему могут предшествовать и другие неосознанные реакции из животного мира — например, страх не размножиться, страх быть изгнанным из «стаи», т.е. общества.

Таким образом, есть опасность, которую организм пытается избежать. Причины же стресса у каждого человека надо выяснять индивидуально.

Есть ли факторы риска/предрасположенность к таким заболеваниям?

Мы можем быть генетически предрасположены к той или иной реакции на стресс, некомфортную ситуацию. Все реакции мы получаем от нашего рода, это так называемые «спящие» гены. Но вот вопрос: почему у одних эти гены активируются, а у других — нет? Тут мы выходим на ментальную составляющую — на психику. Если у ребенка есть похожие раздражители среды, как у его родственников, то организм включит такую же реакцию.

Вспомните, у кого в роду были похожие на ваши ситуации, проанализируйте предпосылки — наверняка, вы найдете схожие сценарии.

Что делать, если замечаешь у себя или близких признаки пищевого расстройства?

Важно работать с первопричинами заболеваний, которые кроются в психике — с одной стороны, и подкреплять все это лечением симптомов с помощью медицины — с другой. И тогда процесс выздоровления будет быстрее и эффективнее, а главное, сокращается риск рецидивов. Все диагнозы в основе имеют психосоматический компонент: первым делом реагирует психика, «отгружая» непрожитые эмоции в тело в виде разных симптомов. Нежелание есть или, наоборот, переедание — это такой же симптом, реакция на опасность. Если раньше мы знали, что все болезни от стресса, теперь специалисты умеют определять, от какого конкретно стресса эти «заболевания» (симптомы).

Комментарии (0)

Еще по теме

Греческий йогурт: рекомендации врача-диетолога  фото.
Липо-диета фото.
Как питаться правильно без подсчета калорий? фото.

Подпишитесь на рассылку онлайн-журнала #ЯWORLDCLASS

Мир фитнеса глазами экспертов индустрии — сети World Class.
Все самое актуальное — у вас на почте каждую неделю.

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы соглашаетесь на получение информационных и/или рекламных сообщений в соответсвии с Правилами рассылок